О банке


Вакансии


Новости


Раскрытие информации


Публикации о нас

Публикации о нас

22.04.2015, Коммерсантъ-Средняя Волга: «“Банковский бизнес не должен стоять на месте”: Председатель ПАО “Меткомбанк” Дмитрий Торбенко о ситуации на банковском рынке»

ПАО «Меткомбанк», входящее в крупнейшую в России группу компаний «Ренова», с недавнего времени работает на рынке Саратовской области. Причем вышла компания в регион в непростых условиях для банковской сферы. Председатель правления кредитной организации Дмитрий Торбенко поделился наблюдениями над тем, как сейчас вынуждены работать банки и как они справляются с неопределенностью на рынке.
— Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев недавно, говоря о кризисе, заявил, что «худшая часть дистанции» в банковском секторе уже пройдена. Согласны ли вы с ним? Замечаете ли вы какие-то признаки изменения ситуации в лучшую сторону?
— Наиболее сложным периодом для банковского сектора, на мой взгляд, можно назвать ноябрь-декабрь 2014 года, когда на финансовых рынках — и на валютном рынке в первую очередь — наблюдалась высокая волатильность. Рубль падал по отношению к другим валютам, ставки денежного рынка сильно выросли, а коммерческие банки из-за значительного оттока средств испытывали дефицит ликвидности. Резкое ослабление рубля и рост ставок оказывали сильное отрицательное влияние на балансы банков, на их финансовые показатели. Нестабильность, неопределенность на рынке негативно сказалась на темпах роста кредитования банков. В настоящее время мы наблюдаем некоторое улучшение ситуации на рынке, рубль укрепляется относительно доллара США и евро, ставки по банковским кредитам снижаются — в первую очередь это обусловлено тем, что в середине марта Банк России снизил ключевую ставку до 14 %. Но даже текущий уровень ставок является запредельным для реального сектора — компании не смогут долго обслуживать действующие кредиты, а тем более развивать бизнес. Закрытие западных рынков капитала для российских компаний и банков, риск снижения нефтяных котировок и сохраняющаяся напряженная геополитическая ситуация в перспективе могут оказать серьезное давление на экономику в целом, и прежде всего на банковский сектор.
— В банковском сообществе высказывается мнение, что нужно еще несколько месяцев, чтобы банки адаптировались к изменившимся условиям. Какие меры вы принимаете для того, чтобы продолжать развитие в новой ситуации?
— Для того, чтобы банки адаптировались к новым условиям, прежде всего необходимо, чтобы стабилизировалась сама ситуация на рынках. Сейчас же основным моментом в своей деятельности наш банк, в частности, видит оперативное реагирование на изменения на рынке, а это, по сути, — гибкая кредитная и депозитная политика. Только так, на мой взгляд, можно оставаться конкурентоспособными, удержать и расширить клиентскую базу.
— В конце декабря 2014 года (помимо повышения ключевой ставки до 17 %) ЦБ смягчил требования к формированию некоторых резервов и разрешил банкам пересчитывать стоимость активов по установленному курсу. Как это повлияло на состояние банков, какой эффект есть от этих мер сейчас?
— В условиях ослабления рубля на валютном рынке и проседания российского фондового рынка фиксация стоимости активов минимизировала в первую очередь регулятивные риски для банков. Если бы это не было сделано, некоторые российские банки не смогли бы соблюсти нормативы ЦБ РФ и показали бы убытки по портфелю ценных бумаг. Стоит отметить, что валютный курс зафиксирован для сделок, заключенных до конца 2014 года, а не проводить отрицательную переоценку ценных бумаг банки вправе до окончания первого полугодия 2015 года. Возможность не ухудшать оценку финансового положения заемщика для целей формирования резервов под возможные потери позволило банкам не снижать капитал и прибыль, что также важно для соблюдения обязательных нормативов.
— В середине марта Банк России вновь снизил ключевую ставку до 14 %. Регулятор считает, что это будет способствовать снижению рисков, влияющих на охлаждение экономики, при этом не создавая дополнительной угрозы усиления инфляционного давления. Достаточно ли, на ваш взгляд, снижение ключевой ставки до этого уровня?
— Безусловно, снижение ставки до 14 % недостаточно для того, чтобы сделать кредитование в стране доступным и запустить инвестиционную активность. Но постепенно снижая ключевую ставку, Банк России пытается нащупать баланс между стимулированием экономики и сдерживанием инфляции. Учитывая значительное укрепление рубля за последнее время, стоит ожидать дальнейшего снижения стоимости кредитования, что, безусловно, окажет положительное влияние на финансовый и реальный сектора экономики.
— Какими, на ваш взгляд, будут ключевые тенденции в развитии банковского рынка в 2015 году?
— В условиях сокращения объемов межбанковского кредитования, рынка междилерского РЕПО и отсутствия возможности заимствования на Западе основным источником ликвидности для российской финансовой системы выступает Банк России, и его роль будет только усиливаться. Можно предположить, что в этом году сохранится тенденция к усилению конкуренции среди банков: для привлечения и удержания клиентов они будут идти на снижение маржи и предлагать более высокие ставки по депозитам. Вероятно, на банковском рынке возрастет количество слияний, в том числе из-за роста числа санируемых банков. Кроме того, мы, к сожалению, ожидаем ухудшения качества и платежеспособности заемщиков.
— Одной из самых обсуждаемых тем последнего времени стала проблема заемщиков, имеющих валютную ипотеку. Столкнулся ли ваш банк с этой проблемой?
— Мы не выдаем ипотечные кредиты в иностранной валюте, поэтому данная ситуация нас не коснулась. У многих заемщиков в свое время был соблазн получить выгоду на валютных ипотечных выплатах при укрепляющемся рубле. Теперь они вынуждены расплачиваться за не слишком взвешенное желание сэкономить. Могу лишь добавить, что кредитоваться разумнее всего в той валюте, в которой заемщик получает свой основной доход — это поможет избежать валютных рисков, связанных с внешними экономическими факторами.
— Правительство РФ подготовило проект программы реструктуризации ипотечных жилищных кредитов для заемщиков, оказавшихся в сложной финансовой ситуации. Насколько, по вашим оценкам, она будет активно применяться?
— Поскольку программа еще не утверждена, в нее вносятся изменения и дополнения, любые оценки были бы преждевременными. Но, безусловно, мы поддерживаем данную инициативу, поскольку уверены, что для людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, не справляющихся с кредитной нагрузкой, в том числе и по ипотечным кредитам, любая помощь со стороны государства будет актуальна.
— По данным ЦБ, в 2014 году российские банки сократили кредитование нефинансовых организаций на 4,7 %. С чем это связано? Сохраняется ли тенденция сейчас?
— Сокращение кредитования нефинансовых организаций связано с ростом рисков в этом сегменте на фоне замедления роста российской экономики в целом: финансовое положение организаций ухудшается, падает выручка и рентабельность. Кроме того, по-прежнему сужается ликвидность. Что касается нашего корпоративного портфеля, то он хорошо диверсифицирован и состоит из качественных заемщиков, что отражается в низкой доле просроченной задолженности — 0,3 % по состоянию на начало 2015 года.
— Многие предприятия испытывают сложности с выплатой по существующим кредитам и опасаются брать новые. Как это отражается это на работе вашего банка и банковской сферы в целом?
— Резкие скачки на рынке не сказались на качестве корпоративного портфеля нашего банка во многом благодаря тому, что он состоит из качественных заемщиков, с которыми банк сотрудничает не первый год. Мы знаем и понимаем бизнес наших корпоративных клиентов, доверяем им. И мне приятно отметить, что, несмотря на нестабильную экономическую ситуацию, все настроены на дальнейшую работу.
— В конце прошлого года банки повысили ставки по вкладам. Как это повлияло на объем привлеченных средств в банковской системе, и как в целом отразилось на ее работе?
— Повышение ставок по вкладам было вынужденной мерой, обусловленной сложившейся на тот момент экономической ситуацией в стране. И так называемый «кризис», случившийся в конце прошлого года, — это прежде всего паника участников рынка, человеческий фактор. И именно паника тогда диктовала поведение заемщиков: срочные переводы накоплений в валюту зачастую совершались по невыгодному курсу, массовое снятие наличных стимулировало необдуманные переходы в новые, не всегда эффективные активы. Безусловно, импульсивное поведение вкладчиков повлияло не только на их личное благосостояние, на каждый отдельно взятый банк, но и на всю финансовую систему страны в целом.
В тот период нам важно было вести индивидуальную работу с каждым клиентом. В результате тем, кто не поддался «валютной лихорадке», удалось не только сохранить свои сбережения, но и заработать на кризисе, разместив свои средства по более высокой ставке.
А вот банкам, к сожалению, едва ли удалось извлечь из этой ситуации прибыль — многие до сих пор испытывают последствия столь высокой стоимости привлечения средств. Наш банк прошел данный период вполне благополучно, так как мы придерживались консервативной политики по ставкам, а к клиентам применяли индивидуальных подход.
— С начала 2015 года у нескольких банков была отозвана лицензия. Влияет ли на настроения вкладчиков информация об очередном страховом случае в отношении какого-либо банка?
За последнее время население, если можно так выразиться, привыкло к частым отзывам лицензий банков. Я считаю, что уход с рынка недобросовестных участников является позитивом для банковского сектора в целом.
— В Госдуму был внесен законопроект, запрещающий банкам переуступку коллекторам долгов физических лиц по кредитам. Насколько это усложнит работу банков с просроченной задолженностью? Возможно ли появление специализированных банков, которые будут скупать «плохие» долги?
— Не думаю, что данная инициатива будет принята в ближайшее время. Что касается банка «плохих» долгов, то его появление вероятно в сегменте корпоративного кредитования, где число заемщиков несоизмеримо меньше и работа по возврату проблемной задолженности не потребует столь колоссальных расходов по сравнению с розницей.
— По итогам 2014 года «Меткомбанк» вошел в ТОП-100 в рейтинге газеты «Коммерсантъ» по объему активов, собственного капитала, объему средств физлиц. Что позволило вам добиться роста этих показателей?
— Предыдущие несколько лет банк стабильно входил в первую сотню крупнейших банков России по основным показателям деятельности, поэтому мы не считаем, что в 2014 году произошло нечто экстраординарное. Банк работал в соответствии со своей стратегией развития, что позволило нам, несмотря на сложности в экономике, закончить прошедший год на позитиве. Мы сохранили клиентскую базу, увеличили отдачу от нашей территориальной сети, улучшили качество активов, увеличили прибыль.
— Как отразилось на работе банка и его положении решение о приобретении статуса публичного акционерного общества? Зачем понадобилась эта форма?
— Публичность общества предполагает повышенную ответственность и более строгое регулирование его функционирования — получение банком статуса публичного акционерного общества является одним из факторов повышения его конкурентоспособности, информационной открытости и прозрачности, улучшения имиджа. Новый статус оказывает положительное влияние на формирование доверия и уверенности в надежности ПАО «Меткомбанк» со стороны Банка России, инвестиционного сообщества и клиентов. Мы, кончено, и раньше этим критериям соответствовали — но было принято решение о приведении наименования и уставных документов в соответствие с новыми требованиями законодательства.
— Банковский рынок Саратова считается достаточно конкурентным: по данным ЦБ, в регионе действует девять региональных банков, а также 22 филиала инорегиональных банков и множество других структурных подразделений. Готовы ли работать в таких конкурентных условиях?
— Рынок — это всегда конкуренция. Мы полагаем, свои преимущества у нас есть. В частности, это умение быстро и качественно работать с корпоративными клиентами и их сотрудниками. Тем более что опыт подобной конкуренции у нас имеется. Саратов стал одиннадцатым городом присутствия банка. Естественно, новый филиал предлагает полный спектр банковских услуг как для юридических так и для физических лиц.
— В прошлом году «Меткомбанк» проводил оптимизацию сети. Каких результатов удалось добиться и каковы дальнейшие планы?
— Банковский бизнес не должен стоять на месте. Неэффективные направления и точки присутствия должны соответствующим образом оптимизироваться или закрываться. Но вместе с тем мы ищем новые ниши. Например, открываем офисы в аэропортах с целью оперативного обслуживания пассажиров.